"Данте Алигьери" - первый итальянский дредноут

Сергей Патянин

История итальянского дредноута берёт своё начало в 1901 году, когда видный инженер-кораблестроитель полковник Витторио Куниберти (1854—1913) выдвинул принципиально новую концепцию линейного корабля со скоростью не менее 20 узлов и артиллерией единого калибра — 305 мм. Свои соображения он изложил в немецком журнале « Marine Rundschau» и, более подробно, годом позже в итальянском «Rivista Marittima». Основные постулаты были просты:

— для потопления противника в артиллерийском бою следует нанести ему как можно больше попаданий в район ватер- линии, где сосредоточены все важные объекты корабля;

— этот участок защищается наиболее толстой броней, пробить которую могут только орудия калибра 12 дюймов и выше;

— скорострельность таких орудий невысока, следовательно, для обеспечения требуемого количества попаданий необходимо наращивать число орудий.

Конструктор представил и чертежи такого корабля, но руководство итальянского военно-морского флота не оценило подобных новаций и отвергло проект, выдав, правда, разрешение на его публикацию за границей. В 1903 г. в авторитетном британском ежегоднике «Jane's Fighting Ships» выходит статья Куниберти «Идеальный линейный корабль для британского флота». В ней автор представил линкор водоизмещением 17000 т, со скоростью 24 узла, броневым поясом по ватерлинии толщиной 305 мм и вооружением из двенадцати 305-мм орудий, размещавшихся в четырех двухорудийных и четырёх одноорудийных башнях.

«В нашем идеальном и очень мощном корабле, — писал Куниберти, — мы должны увеличить число стволов 12-дюймовых орудий, чтобы быть способными нанести противнику хотя бы одно фатальное попадание в пояс по ватерлинии раньше, чем у него появится такой же шанс нанести нам подобный удар из одного из четырех орудий главного калибра, которые сейчас обычно приняты в качестве основного вооружения».

Статья получила широкий отклик в среде британских морских офицеров, но в тот момент не оказала определяющего влияния на развитие конструкторской мысли. Для принятия решения понадобился анализ учебных стрельб Королевского флота, а также изучение опыта боёв русско-японской войны. Именно они показали, что дистанции артиллерийских боев возросли настолько, что для получения попадания стала необходима стрельба залпами не менее чем из четырёх орудий и обязательно одного калибра, чтобы хорошо видеть падение снарядов, не путая при этом всплески от разных калибров. Кроме того, самые тяжёлые пушки стреляли точнее, а их попадания давали более действенный результат, вследствие того, что тяжёлые снаряды в значительно меньшей степени теряли свою кинетическую энергию относительно дальности стрельбы. Итогом работ британского Адмиралтейства стала закладка в 1905 г. знаменитого «Дредноута», ставшего родоначальником нового поколения линейных кораблей. Его появление стало в военно-морских кругах своего рода сенсацией, хотя идея как таковая уже давно витала в воздухе. Вслед за Британией в строительств о дредноутов включились США, Германия и другие стран ы — начиналась « дредноутная гонка».

Италия не сразу включилась в « дредноутную гонку», поскольку завершала программу строительства четырёх быстроходных броненосцев типа «Витторио Эмануэле», хорошо приспособленных для боевых действий на Средиземном море (они имели водоизмещение 13000 т, скорость 21 уз и вооружались 2x305-мм и 12x203-мм орудиями).

Начало проектирования первого итальянского линкора с единым калибром артиллерии относится к 1907 году. В выданном флотом задании к новому кораблю предъявлялись следующие требования:

— нормальное водоизмещение не более 20 000 т;

— скорость не менее 22 узлов;

— бронирование, достаточное для защиты от фугасных снарядов артиллерии крупного и среднего калибра на обычных дистанциях боя (30—40 кбт.);

— артиллерия противоминного калибра из 120-мм орудий при максимально возможном по условиям нагрузки и размещения количестве.

Благодаря сделанному Куниберти заделу и при его непосредственной поддержке, работы двигались быстро. Уже к концу года ведущие конструкторы Корпуса корабельных инженеров генерал- майор Эдоардо Масдеа (1849—1910) и подполковник Антонино Калабретта подготовили рабочий проект.

Имея возможность оценить вступившие в строй и строившиеся иностранные линкоры, Масдеа, как руководитель группы проектировщиков, решил сделать определенный задел на будущее. Он реально оценивал возможности национальной промышленности и справедливо полагал, что за время, пока будет строиться головной корабль, более развитые страны не будут стоять на месте. Поскольку почти все первые дредноуты имели бортовой залп из восьми орудий, следовало «играть на опережение», обеспечив своему кораблю полуторакратное преимущество по этому показателю. Увеличение общего числа орудий неизбежно вело к росту водоизмещения, поэтому требовалось разместить все двенадцать пушек так, чтобы обеспечить им возможность стрельбы на оба борта, что само по себе являл ось нетривиальной задачей.

Проект «идеального линкора» Куниберти тут не годился, так как имел в бортовом залпе всё те же восемь стволов. Одним из вариантов решения проблемы была установка башен по линейно-возвышенной схеме, однако в то время конструкторы и моряки опасались подобного размещения по двум основным причинам. Во-первых, возвышенные башни и их барбеты значительно увеличивали «верхний вес», что неизбежно отрицательно сказывалось на остойчивости, а сосредоточение тяжеловесных башен в оконечностях повышало требования к продольной прочности корпуса. Во-вторых, оставался не изученным вопрос о воздействии дульных газов орудий возвышенной башни на смотровые колпаки и прицелы нижней. Не случайно, первыми линейно-возвышенную схему расположения главного калибра применили американцы и французы — именно в этих флотах раньше всего начались эксперименты по определению степени такого воздействия.

Полный текст статьи читайте в журнале "Арсенал-Коллекция" №1/2012